Парк Блюхера будет сохранен от любой застройки!

Опубликовано

Теперь уже точно и навсегда.

Согласно официальным выводам государственной историко-культурной экспертизы принято решение о невозможности проведения земляных, строительных, хозяйственных работ на территории земельного участка с кадастровым номером 66:41:0702072:325, выделенном под строительство Евангелическо-лютеранской церкви!

Евгений БОРОВИК: «Ура! Полная победа жителей в отстаивании своего парка и права на зеленую зону! Вчера я встречался с министром по управлению госуимуществом области Алексеем Пьянковым, который заверил меня, что теперь все жители могут быть спокойны — стройки не будет. В то же время федеральным законодательством работы по благоустройству указанного земельного участка — разрешены. Следовательно, в парке скоро могут появиться скамейки, освещение и новые зеленые насаждения».

Интервью с Е.Боровиком

— Парк на Блюхера — это тоже показатель отношения власти к людям?

— Да. Для меня парк Блюхера — это, во-первых, личный вызов. Меня избрали депутатом Екатеринбургской городской думы не потому, что власть хотела меня там видеть, а вопреки ее желанию. Меня избрало напрямую население, за меня 6 тысяч человек проголосовало — не за каждого представителя «Единой России» с их ресурсом столько голосовало. И для меня это вызов, может ли депутат, которого выбрали сами люди, что-то сделать для них? Может ли он защитить права жителей?

— И как — получается?

— Мы уже смогли кое-что сделать: в августе не дали начать строительство кирхи. Но принять полумеры и решить вопрос кардинально — это разные вещи. Речь ведь идет не о том, чтобы не допустить строительство кирхи, а о том, чтобы вообще сохранить парк от любого строительства. Смогут ли жители вместе с их представителем отстоять свои интересы? Вот это мой личный вызов.

А с общественной точки зрения для меня парк Блюхера — это формирование того самого гражданского общества, о котором все говорят. Пример — улица Технологическая, название которой мы смогли отстоять, когда юридическая академия хотела ее переименовать. Мы добились того, чтобы был проведен опрос населения. В нашем опросе приняло участие 80 с лишним процентов жителей улицы, а в голосовании, которое официально проводила администрация — около 60, и то лишь потому, что мы ходили и разъясняли людям, что нужно не только в альтернативном опросе принимать участие, но и в официальном тоже. Люди не хотели, потому что считали, что их голоса подтасуют, и все равно будет принято решение о переименовании. Это и есть то самое гражданское общество, когда люди собираются вместе и определяют, где и как им жить. В каком дворе? Как он будет он благоустроен? Какое название будет у улицы? В каком парке они будут гулять?

Задача власти, на мой взгляд, помогать людям участвовать в этом процессе — тогда люди начнут той же власти больше верить. А у нас что происходит? Люди выходят и говорят: «мы хотим вот так, боремся за это», а им в ответ: «Нас не волнует, чего вы тут хотите. Мы приняли решение, и все равно все построим».

— Насколько вы уверены, что это большинство жителей? Несколько палаток и несколько десятков человек — это еще не все население Кировского района или микрорайона Пионерский…

— Это тот аргумент, который власть очень любит использовать. Мол, на переговоры ходит 10 человек — это и есть все протестующие. Но, во-первых, никто не мешал представителям власти во время стояния палаточного городка туда приехать. Например, вице-премьер Яков Силин, у которого коттедж на Шарташе, каждый день по этой улице Блюхера ездит — мог бы один раз остановиться и подойти. Когда нет ни Боровика, никого — просто подойти и спросить людей, что они думают. Но нет, он не снизошел до этого ни разу, а потом делает заявления, что это экстремизм и попытка розжига. Это показатель отношения и к людям, и того, как человек вообще работает.

А второе, почему я уверен в своей правоте — за время палаточного городка активисты собрали две тысячи подписей. Реальных подписей, не подделанных, с адресами, фамилиями, именами и отчествами людей, которые живут в этих домах, а также жителей Пионерского поселка, которые приходили поддержать тех, кто днями и ночами нес вахту, чтобы строители не начали стройку. У меня есть копии этих подписей — это 40 листов.

Власть почему-то считает, что эти подписи какие-то не такие. Хотя за каждой подписью реальный человек. И особенно противно на этом фоне смотрелось, когда силовики приходили и спрашивали, а кто вам платит? А почему вы тут сидите? Насколько нужно не доверять и наплевательски относиться к своему народу, чтобы такие вопросы задавать? Людей это просто оскорбляло! Неужели власть не понимает, что если бы люди сами не хотели сохранить парк, то никакой Боровик и никто другой не смог бы их организовать. Это же очевидно!

Я исхожу из того, что хотят жители. Хотят ли они слышать колокольный звон (не важно, кирхи ли или православной церкви), в каком парке они хотят гулять? Если жители говорят: мы хотим вот такой парк — надо к ним прислушаться. На самом деле это вопрос политической воли. Было бы желание — давно бы уже нашли в том же Кировском районе место. Вон на улице Раевского построили новый приход, и никто там не возражал. У нас что, православные хуже, чем лютеране?

— Такие ваши высказывания как раз и спровоцировали обвинения в разжигании межрелигиозной розни…

— Те, кто этим занимаются, на мой взгляд, просто негодяи. Не хочу называть фамилии и комментировать, но по сути могу сказать: никакого разжигания и близко не было. Была одна провокация — листовки, и я подозреваю, что это было со стороны самих лютеран (это мое личное мнение): жители не стали бы такие листовки расклеивать — это не в их интересах. Я свечку не держал, за всех жителей стопроцентной гарантии дать не могу, но за себя, за своих помощников и за активистов ручаюсь. У всех у нас реакция была негативная, потому что эти листовки наносили удар по самому протесту.

— Есть ли у вас сторонники во власти? Заседание комиссии в Гордуме, которая отклонила обращение к губернатору, показало, что нет. Вы один на поле боя?

— За 10 лет политической деятельности я к этому привык и не боюсь, поскольку знаю, что за мной мои избиратели. Как говорил Ленин: «Мы опираемся на самую чудесную в мире силу — силу рабочих и крестьян!» Вот я и опираюсь на самый главный ресурс, который должен быть у любого политика — на людей. Я представляю интересы жителей своего района, и для меня это гораздо более ценно, чем поддержка депутатов, администрации и т. д.

По поводу голосования в Гордуме… Мне интересно будет потом посмотреть на коллег, когда у них в районе такое же начнется с парком, когда к ним придут люди — что они будут им говорить? Некоторые товарищи из депутатов (один приезжал в парк), на месте говорили людям одно, а в Гордуме — совершенно другое. Но каждый остается наедине со своей совестью ночью, и если кто-то спокойно ложится спать с осознанием того, как он ловко всех сегодня обманул и спокойно засыпает — это его личные проблемы. Я считаю, так нельзя. Все в жизни возвращается бумерангом. Обманул раз, два — и о тебе уже все знают, что ты обманщик.

— Чтобы закончить вопрос с парком: все-таки какой-то консенсус с лютеранами допускаете?

— Я был одним из инициаторов того, чтобы местные жители все-таки пошли общаться с лютеранами. И считаю, что люди проявили полную толерантность и готовность к общению — даже несмотря на то, что они наслушались про себя за эти две недели, в том числе от лютеран. Жители предложили, на мой взгляд, логичный альтернативный вариант переноса кирхи за границы парка, но оставляя ее примерно в этом же месте. Идея сдвинуть площадку чуть ближе к Михайловскому кладбищу, к дороге. Там пустырь, на котором по площади вполне можно установить кирху. Встает технический вопрос переноса коммуникаций, но если есть готовность решать проблему — это все можно сделать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *